Покушение на неосновательное обогащение

Гражданин А. и гражданка Б, будучи в  пенсионном  возрасте, стали  проживать вместе на основе взаимных интересов. Через некоторое время в их взаимоотношениях возник неустранимый антагонизм, и они  расстались. В один прекрасный день, без  предварительной договоренности,  Б. пришла к нему со своей подругой якобы за собственными вещами. Между  А.и Б. возник конфликт, в ходе которого  оба получили телесные повреждения.

Сразу после конфликта  потерпевшая Б. обратилась к судебному эксперту, который установил у нее наличие телесных повреждений без причинения вреда здоровью. В дальнейшем потерпевшая была  госпитализирована в лечебное учреждение по поводу получения перелома нижней челюсти. Она  также обратилась  в правоохранительные органы для привлечения виновного в этом к уголовной ответственности. По  ее заявлению было возбуждено уголовное дело. По результатам  проведенного дознания  гражданин А. признан виновным по ч.1 ст.116 и ч.1 ст.119 УК РФ, а уголовное   дело передано  для судебного  разбирательства.

Постановлением  мирового судьи уголовное дело  в отношении А. было прекращено на основании акта об амнистии.

В эпилоге их взаимоотношений потерпевшая Б. по истечении двух с половиной лет после  получения предполагаемых телесных повреждений обратилась  в районный суд с иском к А. о возмещении убытков, причиненных  его преступными действиями,  и  взыскании компенсации морального вреда. 

Истец Б. требовала взыскать  с виновного  понесенные ею  расходы, связанные с  повреждением принадлежащих ей вещей (очков, золотой цепочки), вырыванием серьги, проведением медицинского обследования, прохождением  медицинских процедур,  лечением, приобретением лекарственных препаратов, протезированием, необходимостью  производства будущих материальных затрат на протезирование и лечение, взысканием  компенсации морального вреда (физических страданий), на общую сумму  около 600 тысяч  рублей.

Ответчик А. признавал себя виновным  в совершении уголовных деяний, предусмотренных ч.1 ст.116  и ч.1 ст.119 УК РФ, но не  согласился  с предъявленным иском в полном объеме в части  возмещения имущественного вреда  и частично- в части  взыскания компенсации морального вреда.

В ходе судебного рассмотрения  гражданского дела  тщательно  исследовались   доводы истца Б. и ее представителя, обоснование исковых требований и представленные сторонами  доказательства.

В судебном заседании выяснилось, что  повреждение  очков, цепочки, вырывание серьги не были вменены ответчику по результатам проведенного дознания . Указанные вещи не исследовались дознавателем, не признаны вещественными доказательствами и не приобщены к материалам уголовного дела.

Проведенной  по  уголовному делу комплексной  судебно-медицинской экспертизой установлено, что телесные повреждения, полученные потерпевшей Б., не причинили вреда ее здоровью, поскольку  был исключен перелом нижней челюсти.

Истица Б. неоднократно  обращалась к суду с ходатайствами о пересмотре  результатов дознания по уголовному делу (о допросе свидетеля, которая была допрошена дознавателем по уголовному делу,  о назначении судебно-медицинской экспертизы)

Истцом  не представлены суду обоснование необходимости и  нуждаемости в приобретении лекарственных препаратов, проведении обследования, прохождения медицинских процедур, лечения у ортопеда, получения физиопроцедур в связи с  полученным болевым синдромом и при отсутствии вреда здоровью, а также  медицинские документы о результатах медицинского обследования, о содержании пройденных медицинских процедур, назначении лекарственных средств для лечения  конкретных заболеваний.

 

В итоге, суд не установил наличие причинной связи между  противоправными  действиями ответчика А., произведенными и будущими материальными затратами потерпевшей Б., кроме имущественного ущерба, вызванного прохождением  судебно-медицинского освидетельствования.

Компенсация морального вреда был определена судом   с учетом  принципов разумности и справедливости, закрепленных  в  нормах Гражданского  кодекса РФ. 

 

 

 

 

Адвокат Нижегородской

 коллегии адвокатов №3                                                                   В.И. Гаврилов